Реалии университетского образования в Луганске: из 18 человек в группе на пары ходит только один

Источник: Телеканал новостей «24»

Этим летом в нескольких семьях моих знакомых дети сдавали вступительные экзамены в вузы. Родители выбирали образование с прицелом, чтобы на все времена, а не дань времени и моде, чтобы соответствовало наклонностям ребенка и помогало заработать на свой кусок хлеба с маслом в будущем.

Девочка хотела быть психологом, родители не были против. Летом определялись скорее с вузом, потому что психологов готовят в Луганске сразу в нескольких учебных заведениях. Между собой родители говорили, что дочь, безусловно, поступит – в школе она неплохо училась. Но говорили это так, чтобы дочь не слышала, чтобы не расслаблялась перед вступительными экзаменами.

Говорили о том, что в «республике» поступить очень легко сейчас, что это не тот конкурс, который был до войны. И это понимание портило настроение родителям – было ясно, что это не та ситуация с поступлением, которая была у них в молодости – десятки человек на место, волнение, ажиотаж.

Девочка действительно поступила, и родители очень надеются, что их дочь не разочарует нынешняя система образования, в которой не хватает профессорско-преподавательских кадров, студенты почти не ходят, а требования к знаниям стали скорее формальным.

В другой семье у родителей не было высшего образования, поэтому к выбору специальности детей они подходили очень требовательно, стараясь не ошибиться с будущей профессией. Дочь поступала этим летом, и родители учитывали и наклонности ребенка, и удастся ли найти в будущем работу по этой специальности.

В приемной комиссии вуза им сообщили, что на выбранную специальность десять человек на место – очень, мол, престижная специальность. Тем не менее дочь поступила на бюджет. Родители ликовали до конца лета. А уже в первую неделю сентября стало ясно, что из 18 человек по списку в группе, на занятия ходит только их дочь, потому что остальные 17 студентов – фантомы.

Девочке сказали, что все сразу же оформили индивидуальные графики обучения, потому что работают, и никто из ее группы кроме нее посещать занятия не будет.

А теперь догадайтесь сами, будут ли преподаватели проводить полноценные занятия для одной студентки? Правда, ответ очевиден? Ее подводят к тому, чтобы и она оформила индивидуальный график обучения, брала задания и появлялась от сессии к сессии.

Девочка метнулась в приемную комиссию – может быть, можно перевестись туда, где есть студенты и будут занятия? Но она, якобы, опоздала, списки сформированы, и если она переведется, то потеряет бюджетное место.

Девочка в слезах – как же та яркая студенческая жизнь, о которой она слышала с детства? С обучением тех фантомов все понятно – поступил или целый отдел одного из местных «министерств», или «ведомств», или «военные». Им при поступлении пообещали, что ходить будет не нужно, что все сложится без них. Не повезло только ребенку, который наивно верил в то, что учеба в вузе будет настоящей.

В семье знакомых поступал на юриста сын. Мать задействовала всех, чтобы подстраховаться и обеспечить ребенку бюджетное место. Все сложилось, впереди 4 года бакалавриата и 2 года магистратуры по российским образовательным стандартам. Половину сентября ребенок спит дома до 11:00, а после нехотя идет в вуз. Но знающие эту семью люди шутят: «Будьте уверены, свой красный диплом он получит».

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ